Жанрово-стилевые особенности малой прозы Гуго Фон Гофмансталя

“Сказку шестьсот семьдесят второй ночи” Гуго фон Гофмансталя можно с уверенностью назвать новеллой, ибо она несёт в себе черты, присущие этому жанру: отличается строгостью композиции и сюжета, отсутствием психологической рефлексии и описательности, элементами символики, необыденностью события. “Сказка”- описание жизненного пути человека, противопоставившего себя всему остальному миру, трагедии эстета, пытающегося самоизолироваться и терпящего крах. События, представленные здесь, нельзя назвать обыденными, ведь в центре повествования — смерть человека, вернее, жизнь, неминуемо ведущая крайней смерти. Новелла Гофмансталя полна символов, главным из которых, несомненно, является оранжерея, соотносимая с домом-крепостью, в котором живёт эстет, героя эстета, в свою очередь, символизирует анемон. Как разрушение оранжереи ведёт к гибели растений, так и выход за пределы собственного “стерильного” мира губителен для эстета.

Важной отличительной чертой новеллы, по мнению многих исследователей, является отступление рассказчика на задний план; в рассматриваемой новелле действует так называемый всеведущий автор, ничем не проявляющий своего присутствия.

Несмотря на то, что слово “Сказка” вынесено в заглавие новеллы, в ней нет черт, присущих народной либо авторской сказке. Для обоих указанных типов сказок характерен фантастический сюжет, они изобилуют чудесами, В “Сказке шестьсот семьдесят второй ночи” нет ничего чудесного. Финальная же сцена “Сказки” позволяет противопоставить её и народным, и авторским сказкам, поскольку для них смерть главного положительного героя не характерна. Следует отметить, что купеческого сына трудно назвать положительным героем -        это обычный человек, причём довольно пассивный. Такое бездействие, жизнь в роскоши, отречение от всего того, что не связано с собственным “я” — черты, достаточно характерные дня героя писателя-декадента. Но концовка “Сказки”, изображающая, по словам самого автора, “судный день эстетизма”, весьма показательна: духовное поражение главного героя должно служить предостережением всем тем, кто стремится удалиться в “башню из слоновой кости”. Название новеллы ориентирует читателя на “Сказки тысячи и одной ночи”, но “Сказка” Гофмансталя не обнаруживает сюжетного сходства с арабскими сказками. О связи восточных сказок с произведением Гуго фон Гофмансталя можно говорить лишь применительно к его стилевым особенностям. Витиеватый, орнаментальный стиль новеллы прекрасно иллюстрирует утверждение о том, что Гофмансталь был превосходным стилистом, “чеканщиком” (по выражению Г.Гауптмана), одним из ярчайших представителей “Венской школы”. Декоративность стиля “Сказки шестьсот семьдесят второй ночи”, наблюдаемая также и в других работах мастера, создаёт неповторимый “восточный” колорит, проявляющийся, впрочем, несколько слабее, чем, например, в сказке “Женщина без тени”.

Витиеватость и орнаментальность проявляются не только на уровне описаний конкретных предметов, но и в целом та протяжении всей “Сказки”. Манера письма, использование сложноподчинённых и сложносочинённых предложений напоминают перевод с арабского, приближая “Сказку” австрийского писателя к арабским сказкам. Неоднократное повторение слова “смерть”, неотвратимость смерти главного героя новеллы, логически завершающей её сюжет, позволяют провести параллель с произведениями, написанными в духе экзистенциализма. И, хотя это философское направление появилось более десятилетия спустя, Гуго фон Гофмансталя можно считать одним из его предвестников.

Источник информации: http://5ka.at.ua

Комментарии (0)

Прокомментировать