Женские имена мужчин

По некоторым непроверенным, но достаточно убедительным данным, многие никнеймы девушек, особенно в онлайн-играх, на форумах знакомств и секс-чатах принадлежат вовсе не прекрасным дамам, как следовало бы ожидать, а представителям совершенно другого пола. Примерно то же самое происходит и среди носителей мужских псевдонимов. Якобы среди них полным-полно дам всех мастей, возрастов и комплекций.

Но ничто не ново под луной — мужчины подписывались женскими именами задолго до возникновения интернета. Мистифицировали читателей и Болеслав Маркевич, издавший повесть «Княжна Тата» от имени Мэри Бем, и П. В.Засодимский: роман «Что сеяли, то и пожали» он подписал Л. Валевская, а под заметками в отделе «Смесь» «Русского богатства» ставил Ева Р.

И Клементина, и Фраскуэлла, и Тамара Милецкая, и Ольга Григина, и Анна Меч — все это были журналисты, не без основания рассчитывавшие, что женская подпись скорее привлечет внимание читателей, чем мужская. Конечно, заметки, подписанные Люба, кордебалетная танцовщица, возбуждали бы меньше интереса, если бы под ними стояла подпись настоящего автора: П. А. Сбруев.
 
Журналист О. Корнман принял псевдоним Кармен; о его очерках «Дикари», посвященных жизни и быту одесских грузчиков, с одобрением отозвался Короленко. В «Уральской жизни» конца 90-х годов регулярно появлялась подпись Нина Иванова, за которой скрывался сотрудник редакции С. В. Виноградов. «Нина со своими утонченными очерками-поэмами в прозе имела бешеный успех,— вспоминает его товарищ.— Женщины писали ей интимпые письма, мужчины объяснялись в любви. Ярко-рыжий, худой, в больших очках Виноградов спокойно подшивал эти послания в регистратор».

За подписью мисс Флора Ф. Черский печатал рассказы, отвечавшие вкусам обывателей — сборники мисс Флоры назывались: «Петербургские мужья», «Петербургские жены», «Дачные Дон-Жуаны» и т. д.

И в более близкие к нам дни журналы пестрили женскими подписями, за которыми скрывались мужчины-авторы: Ганна Басаврюк (по имени гоголевского персонажа), Мунька Нагродская (по фамилии модной писательницы), Даша-чулочница, Аксинья с Трехгорки, Баба-раешница, Катерина, Тетка Подкурятина, Марьяна-уборщица, Ткачиха-непоседа, Делегатка Акулина, Выдвиженки (в женских журналах «Работница» и «Делегатка»).

Автор одной поваренной книги издал ее от имени С. Аниной, не без основания предполагая, что в этом жанре литературы произведения, принадлежащие перу женщины, должны пользоваться большим успехом, чем написанные мужчиной.

В «Сатириконе» (1913) под изысканно-манерными стихами не раз встречалась подпись Анжелика Сафьянова. Позднее эта подпись появилась и в журнале «Красный смех» под стихами, высмеивавшими германских офицеров — фанфаронов и мародеров. А в 1918 г. московское издательство «Зеленый остров» выпустило книгу стихов Сафьяновой, с ее автографом и силуэтом. То были стихи светской барышни, влюбленной в навсегда ушедшее прошлое, целиком поглощенной своими любовными переживаниями. В предисловии рассказывалось, что поэтесса была дочерью сенатора и внучатой племянницей… Козьмы Пруткова; тетрадка с ее стихами была якобы найдена неким господином в коричневом пальто, который и решил их издать.

В роли Сафьяновой выступал молодой Лев Никулин (он сделал своей литературной фамилией театральный псевдоним своего отца, актера В. Ольконицкого). Впрочем, мистификация тут же раскрывалась, ибо в послесловии говорилось: «Автор считает необходимым сознаться, что все стихи, приписанные Анжелике Сафьяновой, написаны им, в чем могут быть представлены доказательства»

Комментарии (0)

Прокомментировать